Эти дети могут быть яркими, очень очаровательными - но жить с ними невозможно. Они думают о вещах, веселясь, и творят с невероятной скоростью. Пока вы пытаетесь затушить огонь, они кладут зефир в духовку; они уже в ванной, пытаясь увидеть, выживет ли золотая рыбка в горячей воде...

Джен Тобер (Jan Tober) и Ли Кэрролл (Lee Carroll) - американские авторы книги "Дети цвета Индиго" ("The Indigo children - the new kids have arrived") о феномене рождения детей с необычайными способностями, названными Нэнси Энн Таппе (Nancy Ann Tappe) психологом-исследователем моделей человеческого поведения, детьми цвета Индиго, по цвету ауры, который она заметила в 80-х годах у рождающихся детей, чего не случалось ранее. Авторы много путешествовали, практически во всех местах земного шара начали сталкиваться с людьми, которые говорили о специфичных проблемах у их детей. Позже об этом заговорили профессионалы, что подтолкнуло авторов к более пристальному вниманию к этому вопросу. Работники детских садов по всей стране, многие проработавшие более 30 лет с детьми, в один голос рассказывали им похожие истории и отмечали, что что-то происходит с детьми, они не такие, каких они видели и воспитывали прежде.
В книге приведено множество рассказов родителей о том, как они справлялись с возникающими трудностями в воспитании и понимании своих детей, исследования психологов и докторов, пытающихся объяснить причины странного поведения детей, попытка найти ключ к решению проблем. В конце книги приведены два рассказа уже выросших Индиго, пишущих о своих проблемах, трудностях, непонимании происходящего, пытающихся понять причины своего поведения.

Рассказ Райана Маласки
"Описание моих переживаний непростая задача, так много надо сказать. Позвольте начать вот с чего: я всегда знал, что имею принадлежность к этому месту на Земле, и что у меня были глубокие универсальные знания, объясняющие, как на самом деле они работают, и кто в действительности я есть. Мне было очень трудно и одиноко. У меня было чувство, что я окружен чужими, которые вторглись в мой дом, пытались сформировать меня по шаблону, которым, по их мнению, я должен был быть. Откровенно говоря, я чувствовал себя, как король, работающий среди крестьян, как раб.
Я рос в семье средних католиков, Винчестерского округа, штата Нью-Йорк. Был осчастливлен двумя любящими родителями и сестрой младше меня на пять лет. В младенчестве иногда у меня случалась высокая температура, переходящая в конвульсии и меня обкладывали льдом в больнице. Меня лечили "Фенолбарбетолом" в возрасте около двух лет для контроля над конвульсиями. Моя мать отмечала, что я легко становился больным в большой группе людей, и она старалась держать меня подальше от толпы по возможности. Ее друзья и родственники никогда этого не понимали и критиковали ее, но она знала, что она должна делать.
Мои родители дали мне все в пределах возможного. Мне уделяли много внимания и изливали свою любовь. Меня водили в зоопарк почти ежедневно. Я чувствовал животных как одно целое со мной, и однажды даже выпустил козу из загона в парк, что очень изумило меня. Интересен был мой первый поход в цирк, и моя мать рассказала следующую историю: "Райану было два, когда мы первый раз пошли в цирк. У него было собственное место, но я была так взволнована и не хотела, чтобы он что-нибудь пропустил, что посадила его к себе на колени. Он выглядел таким счастливым, что я постоянно говорила: "Райан, посмотри сюда! Посмотри туда! Райан, смотри - клоуны, слоны...!" И вдруг он обернулся ко мне и шлепнул меня по лицу. Затем отвернулся и продолжал смотреть представление. Доктор сказал, что я слишком увлеклась его стимуляцией, и надо было оставить его в покое, дать возможность радоваться и все смотреть самому".
Когда я был в возрасте 7 лет, я обнаружил, что делаю какие-то вещи не так как все. Например, если я шел в кондитерскую, я просил дать мне конфету, которую я хотел, я брал только то, что хотел в тот момент. Я не нападал на все. Кассир заметил, что это было необычно. Большинство детей стараются взять про запас сколько могут, а я брал только то количество, которое, я чувствовал, мне нужно и хотелось в тот момент.
На Рождество у меня было много подарков, но когда я открывал один, я садился и играл с ним некоторое время, до тех пор, пока моя мама не переводила меня к следующему. А я был уже признателен за один подарок и был соединен с тем подарком в настоящем моменте. Я мог быть сфокусирован на нем целый день.
Когда я был моложе, я часто пристально смотрел на предмет и чувствовал, как моя часть как бы продвигалась вперед, почти покидая мое тело, и я как бы видел этот предмет с любого угла, и каждое чувство многократно усиливалось и все виделось увеличенным. Я говорил об этом моим друзьям, но они абсолютно не имели понятия, о чем это я. Я чувствовал рок, непонимание и "неправильность".
Последние классы средней школы были самым тяжелым временем в моей жизни, когда сверстники сравнивали себя друг с другом на соответствие, где чувство приятия было самым важным. Любая странность была заметна как рана на большом пальце. Я определенно чувствовал фатальность. Раньше у меня было много друзей, и я уживался с любым типом групп, но прошло время и я чувствовал, что расхожусь с каждым. Я был в мире сам по себе, и это было одиноко. Это бесило меня. Все, что я хотел, это быть "нормальным".
Около 15 лет я сказал родителям, что я чувствовал - депрессию, паранойю и мое отличие от других. У меня были атаки беспокойства и выражения подавленных импульсов, я страдал навязчивым неврозом безо всякого логического смысла, но что мне нужно было, это чувство безопасности. Мой разум и эмоции неслись с бешеной скоростью. Было тяжело концентрироваться на чем-то надолго, трудно контролировать себя - я чувствовал себя как затянутая пружина. Я чувствовал 10000 вольт энергии в моем теле, но мог выдержать только половину. Я был как незаземленный провод под напряжением. У меня был тик - синдром Tourette.
Родители повели меня к докторам, ко многим докторам.
Я балансировал свой внутренний хаос с помощью юмора, становясь клоуном в классе. Я рад был оставаться после уроков, получая хоть такое внимание. Мне было важно делать что-нибудь, чтобы рассмешить людей. Когда я это делал - я взаимодействовал с ними по всей планете - я был замечен! Было время, когда я мог сесть один и придумывать целый сценарий в голове, где я мог быть частью игры, одним из выбранных мною характеров, делая то, что хочу я. Иногда я вдруг начинал истерично хохотать, и когда спрашивали "почему", мое объяснение не имело для других никакого смысла. Быть потешным помогало мне забыть мой "груз" - смех умиротворял меня. Как бы там не было, я был очень непредсказуемым, с мгновенно меняющимся настроением без предупреждения. Меня назвали сумасшедшим и т.п. Я верил этому. Вот что я в действительности чувствовал. Я думал, что мне никогда не удастся вырваться из этой "тюрьмы". Разные лекарства помогали лишь некоторый период времени, но через некоторое время выскакивало что-то еще. Когда мне было 15 лет, один из лучших докторов специализирующийся по синдрому Tourette сказал мне, что я самый уникальный случай который у него когда-либо был. "Это выглядит так, как если бы мы только что отремонтировали одну часть, как тут же сломалась бы другая. В нем как бы маленькое хранилище всех известных маленьких проблем. Я никогда не был так озадачен в своей жизни".
В то же время я испытывал чувство удовлетворения от того, что не мог выяснить, что происходит, имея основания для надежды. Медикаменты не избавляли от боли и расстройств, но я открыл, что это может алкоголь. Я пил в одиночестве почти ежедневно и "запивал" все свои проблемы. Питье вызывало онемение и окунало в безопасный, знакомый и всегда принимающий меня мир. Как и сигареты, как возможность соответствовать и чувствовать себя хоть немного нормальным.
Около 16 я был гиперактивным и начал принимать новое лекарство. Однажды вечером я был так возбужден, что мы вызвали врача, который посоветовал еще какую-то таблетку для успокоения. Я принял ее и стал еще более неспокойным. Мы позвали другого врача для подтверждения, и она сказала, что таблетки сами по себе вызывают такие чувства. Я готов был выскочить из своего тела и умолял мать купить мне алкоголь, чтобы вызвать онемение. Это было невыносимо. Приятно было думать о смерти, которая закончит весь этот ад. Я чувствовал, что заперт в своем теле.
Старшеклассником я был признан безнадежным и таким образом пошел добровольцем в психиатрический госпиталь. Мой терапевт посоветовал мне это, и я согласился, не понимая, что я делаю. Я был с 25-ю другими детьми в возрасте от 10 до 18 и чувствовал себя достаточно хорошо, видя массу проблем и задач, которые были у каждого. Первый раз я пробыл там около месяца. Через несколько дней я заметил, что почти все дети подходили поговорить ко мне, когда были расстроены. Они открывались мне и следовали советам, которые я им давал. Служащие госпиталя не слишком заинтересовались этим обстоятельством, не вдаваясь, как такой как я, еще один "ненормальный" пациент может кому-то помочь. Они (дети) отражали мою самотворческую личность. Это было действенным и пугающим.
Разочаровывающей частью всех правил госпиталя было то, что пациенты принуждались к определенным действиям служащими, у которых, насколько я ясно видел сам, у самих было множество внутренних проблем. Я мог видеть это, благодаря дару "читать" людей.
Моя семья очень поддерживала меня. Свое 18-летие я встретил в госпитале и даже пропустил свой выпускной бал. У меня было достаточно причин чувствовать жалость к себе. Я напоминал себе: "Я пройду через все это и затем покажу всем другим детям, как сделать то же самое". Я думаю, что это выход.
Когда я окончил среднюю школу и сделал выбор не поступать в колледж, мои родители поняли меня, "почему". Я самообучался. Сначала я вытягивал знания из книги о Wicca и магии, затем "Помоги себе сам" и материалы по информационным каналам. Это были сведения, которые мне были нужны больше всего, и дали мне надежду и уверенность, что все будет хорошо.
Таким образом, оказалось, просто "быть" одному в лесу - это здорово. Это была одна из лучших техник балансировать и объединять в себе все чувства, что у меня были, и помогло мне найти себя, когда я заблудился в поисках - кто я есть?
Другой стороной жизни Индиго было чувство огромнейшего количества злости и ярости в процессе взросления, потому что, что бы я ни высказывал о том, что я чувствую, никто не мог этого понять. Это дошло до финала, когда я просто перестал выражать себя. Я чувствовал себя на разной частоте и готов был взорваться от этого. Я бросался стульями, мог ударить и обругать кого-нибудь или просто напивался, отпуская свою злость. Я был в прострации и не мог контролировать это и вместить в себя. Я был, и все еще есть в развитии. Что значит чувствовать себя, будучи Индиго.
Один из самых невероятных опытов который я когда-либо пережил, была EMF, техника баланса Peggy Dubro (www.EMFBalancingTechnique.com) - перемонтаж электромагнитного полюса тела на другой уровень. После первой фазы я чувствовал себя немного по-другому с самим собой, как день и ночь. Я чувствовал, как каждая цепочка в моем теле была соединена. Я был заземлен, и мог лучше себя контролировать и балансировать. Я чувствовал умиротворение и был более собран в понимании своих эмоций. Я был в состоянии выпустить негативные эмоции. Ушло плохое настроение и мне стало хорошо. Балансировка EMF имела для меня здравый смысл, и я считаю, что любой Индиго должен научиться этой технике. Как минимум, каждый индивид на Земле должен это сделать, если хочет чувствовать жизнь немного легче и хочет достичь большего контроля над ней.
Еще один подъем произошел после употребления живого продукта "super blue-green algae". Я почувствовал, что моя жизнь начала изменяться, я развивался, чтобы вместить в себя все. Я чувствовал успокоение и контроль - моя концентрация повышалась вместе с энергетическим уровнем и памятью. У меня появилось новое чувство внутренней энергии, спокойствия и сбалансированности как никогда прежде. Этот продукт спас меня. Я очень рекомендую его для всех Индиго.
Для меня очень важно проводить время одному. Я становлюсь очень открытым, как распускающийся цветок. Мое особое место в "природном центре", расположенном около моего дома. Когда я иду туда рано утром, я прохожу свою каждодневную жизнь и смотрю на это беспристрастным взглядом, как кино. Без такого уединения я могу видеть только то, что происходит в настоящий момент вокруг меня, и я расстраиваюсь и нервничаю, а в уединении я могу видеть мою жизнь как целое, более четко. Мне легче увидеть, почему я вызван в определенное место, я могу видеть дорожку в лесу, и знаю, куда она меня приведет, я обладаю большей проницательностью обо всем, особенно о себе. Если что-то раздражает меня, я могу посмотреть на это без осуждения. Когда я с людьми - мне просто хорошо, но когда я один, происходит что-то магическое: моя интуиция растет и я чувствую контроль над своей жизнью. Затем я возвращаюсь в ежедневную жизнь с бОльшей осведомленностью и в состоянии справляться с жизненными ситуациями.
Я чувствую, что очень важно уважать место человека и его святое личное время. Когда я один в лесу, я могу быть просто самим собой. Я могу разговаривать с деревьями и всем вокруг меня, и они просто слушают и любят меня, как есть. Это здорово - быть в месте, где я могу просто "быть", где, я знаю, нет ни одного шанса быть оцененным кем-то. Я рос, чувствуя постоянное оценивание и это очень трудно.
Если у меня будет Индиго-ребенок, я буду относиться к нему по-другому. Я обязательно буду кормить его или ее живой пищей с высокой степенью вибрации, особенно blue-gteen algae, научу заземляющим техникам, EMF - балансу. Я дам им уверенность, что осведомлен об их уникальности, которая есть дар - а не зло или "неправильность". Я, возможно, не отправлю их в школу. Вместо этого я поговорю с другими родителями и сформирую группу для обучения детей вещам, которые они действительно должны знать - духовности; знанию, кто они есть на самом деле; как выражать себя; как выпускать злость; как приобрести самоценность, саморазвитие, любовь к себе и другим, интуицию. Мне в школе было совершенно скучно. Ничего не имело смысла. Какой смысл в изучении прошлого, когда у меня были проблемы в настоящем, а будущее казалось достаточно темным. Школьная система определенно нуждается в изменении, это ненормально, когда с эволюционирующим индивидом обращаются как с маленьким бродягой. Мы должны быть уверены, что школьные учителя должным образом обученные и сбалансированные люди. Масса несбалансированных учителей еще и отнимает этот баланс у детей.
Такие же проблемы имеются в психиатрических клиниках - пациентам должно быть разрешено взаимодействовать с землей, вместо того, чтобы пичкать их таблетками и держать раздельно друг от друга.
Индиго имеет много инструментов для использования в жизни. "Не-Индиго" может выкопать яму совком. Индиго для этого же использует трактор или экскаватор, таким образом, он может выкопать ее быстрее, но также и глубже, и упасть в нее, и если он не сбалансирован - у него нет "лестницы" выбраться. Таким образом, Индиго может использовать свой дар против себя".
Послесловие авторов:

"...Он (Райан) говорит о своем "развитии" и что никто не может понять его, даже когда он старается объяснить, что происходит. Это классический Индиго. И в дополнение, вы видите его гуманизм? В душевной заботе он становится помощником другим, кто сразу улавливает это. Он также заявляет: "Я пройду через это и покажу всем другим детям, как сделать то же самое Я знаю, это выход". Его задача "определить" что и другим можно помочь. Он интуитивно знает, что есть и другие, такие же, как он.
Он постоянно в моменте "сейчас". Он фокусируется только на том, что "есть" сейчас, а не что будет. Это также классический Индиго, и это является причиной, почему они не видят последствия своих действий.
Вы, возможно, хотите узнать, что родители Райана все это благополучно пережили и сейчас у них любящий сын, сбалансированный, счастливый, устроенный и их лучший друг.

Часть 2.


Второй рассказ из опыта Индиго Кэндис Крилмэн (Candice Creelman):
"Все что мне надо, это любовь"
"С самого начала я знала, что со мной что-то не так. Но не знала, что именно. Я помню свой первый день в детском саду очень отчетливо, подходя к группе уже сидящих вокруг учителя детей, я немедленно почувствовала что-то странное, что я не принадлежу им. Дети буквально на следующий день начали обращаться со мной как с чужой. Я не помню, что они говорили мне конкретно, но я помню чувство, что я недостойна быть с ними и я не принадлежу им. Это продолжалось всю школу до колледжа и затем выплеснулось в "настоящий" мир.
Школа была для меня постоянной борьбой, не только потому, что я была отделена и определена как "не такая", но также потому, что большинство предметов было абсолютным мусором и не имело ничего общего с настоящим миром. Я знала всегда, что мне никогда не придется использовать то, чему меня учили, и не имеет значения, с каким упорством люди пытались убедить меня в обратном, я знала, что школьные знания относительно бесполезны. Кроме базисных основ по навыкам чтения, писания и математики, и о том, что все это имеется, они просто изрыгали бесполезную информацию. Один пункт, который всегда беспокоил меня к окончанию школы, это то, чему нас действительно научили, как обратно извергнуть учителю то, что он нам сказал, так как все это подавалось сверху вниз, без какого-либо смысла или каких-то объективных мыслей. Как это могло помочь нам в настоящей жизни? Я была рада закончить среднюю школу, и не иметь больше ничего общего с остракизмом сверстников, тем не менее, это продолжалось и в колледже, и в некоторой степени продолжается и сейчас.
Мои родители, хоть и нежно любили меня, так и не дали мне ключ к разгадке, кто же я на самом деле. Я слышала такие вещи от своей мамы, как: "К каждому пристают" и "Дети могут быть так жестоки" и самое лучшее, что заставляет меня громко хохотать сейчас: "Просто игнорируй их, и они оставят тебя в покое". Легко сказать, но трудно сделать. Они не только не оставили меня в покое, но дразнили меня еще больше, когда я спасалась, съежившись за углом.
Вместо того, чтобы проводить свое детство, занимаясь обычными вещами, типа болтаться с другими детьми, я проводила его в погребе в музыкальных занятиях, которые помогали мне все это пережить. Музыка была испытанным средством, и стала моей карьерой. Нет нужды говорить, я имела такую низкую самооценку, я боролась с голосам в моей голове, говорящими мне, что я неудачница и т.п. Я уходила в уединение, где я не чувствовала себя отверженной и вдруг я оказалась опять в школе. Те раны еще не зажили. К счастью, я выяснила, каким путем надо идти, чтобы понять, что происходит и помочь себе излечиться.
Перед окончанием школы я набралась смелости и решила спросить кого-нибудь, почему со мной так обращались. Я увидела девочку, которая ходила в ту же школу, посмотрела на нее и смело спросила. Я заранее знала, что случится: "Ты же знала, как со мной обращались все эти годы, ведь так?" Она пристально посмотрела на меня, бледнея и делая вид, что не знает, о чем я говорю. Когда я нажала на нее, она пробормотала что-то типа согласия. "Почему? - спросила я ее. - Что я такого сделала, что заслужила такое отношение?" Она посмотрела по сторонам, как бы ища ответ на мой вопрос, но когда поняла, что его не найти, задумалась. Все, что ей пришло в голову, было "потому что ты другая" Я этот момент все, что я могла сказать или подумать, было: "О чем ты говоришь? Что значит другая? А даже если так и есть, почему людям есть до этого дело говорить такие вещи все те годы?"
Тогда я и понятия не имела, как или почему я была "не такой", но за последние несколько месяцев мое внутреннее состояние улучшилось. Сейчас я рада, что тот опыт сделал меня сильнее. Я провела свое детство и подростковые годы в одиночестве, у меня не было никого, к кому бы я могла действительно иметь отношение. Далее я переехала в Торонто, на другой конец страны на два с половиной года. Однако прошедшим летом я вынуждена была вернуться домой в Эдмонтон, потому что моя мама тяжело заболела. Закончилось лучшее лето в моей жизни, потому что я наконец-то оставила свое прошлое позади себя.
Самое наименьшее, что мне это дало - возможность идти внутрь себя.
Также я нашла группу людей, к которым, наконец, почувствовала свою принадлежность. Мои друзья дали мне чувство принадлежности везде, что, в свою очередь, дало мне новый смысл стремлений, целей и доверия. Сейчас я учусь не прятаться от самой себя: мое естество прекрасно. Я вернулась обратно в Торонто, хотя это было трудным решением, потому что я никогда не имела такого чувства принадлежности прежде. Но как бы там не было, я чувствовала силу сделать что-то здесь, в Торонто. Я поняла, что от своих призраков не убежать. Раньше или позже придется встретиться с ними лицом к лицу, также как в это лето в Эдмонтоне. Я многое узнала о своем прошлом, и что на самом деле имелось в виду.
Осведомленность о феномене Индиго также многое объяснила и помогла мне лучше понять кто я и что я, почему я здесь в это время. Это дало мне силу залечить все прошлые раны и двинуло дальше уже как имеющего права, уверенного человека. Я сделала выбор пустить всю свою неиспользованную энергию в сочинение музыки о действительно важных в жизни вещах.
Много раз я сталкивалась с противодействием, когда старалась разделить с другими, как я чувствую себя "впереди" большинства - впереди моего времени. Чему я научилась, какой приобрела опыт и что чувствовала, было далеко за пределами того, что большинство людей могут даже отдаленно начать понимать. Доказывание было очень расстраивающим и иногда опустошительным для меня, в основном потому, что я делала ошибку, предъявляя это "знание" тем, кто не понимал, и получала в ответ, что я не могу этого точно знать, что я слишком молода иметь такую мудрость, и что я поступаю эгоистично, говоря, что имею принадлежность к кому-то более опытному в этих вопросах. Хорошо, я здесь для того, чтобы сказать, что физически приобретенный опыт не имеет ничего общего с мудростью. Каждый, независимо от возраста, имеет доступ к мудрости - все зависит, достаточно ли ты открыт, чтобы разрешить прийти этому, а не - сколько тебе лет.
Тем летом я выросла духовно по многим направлениям. На курсах Рейки мастер-уровня, я знала, что была выше уровня многих людей там, включая тех, кто практиковался уже долгие годы. Моя ошибка (ошибка ли?) была в том, что я многим об этом рассказывала. Я знала, что большинство из них были сердиты на меня, когда я говорила, насколько далеко впереди я себя чувствовала. Некоторые говорили, что я потеряла проницательность убеждения, но я знала, что это не так. В основном, я наслаждалась собой, но вещи, о которых мы говорили, были для меня лишь базисом. И конечно, когда я говорила, таким образом, люди автоматически считали, что все это идет исключительно от моего эго. То же самое было с одним из моих учителей этим летом, который сказал мне, что я поступаю эгоистично. Он надавил на меня достаточно серьезно и почти сразил мои убеждения. Но как бы там не было, все, что я знаю - я это знаю, и для меня нет цели доказывать то, чего я знаю, я просто это делаю.
Я не чувствую, что это "большое дело" быть Индиго - я просто делаю это с целью помочь читателям этой книги понять, что это такое. "Предмет" Индиго помог мне понять, через что я прошла и через что продолжаю проходить. В прошлом это было для меня бременем: я ненавидела быть "другой". Сейчас я радуюсь этому, потому что я поняла, и могу назвать это приключением. Я просыпаюсь каждым утром чувствуя себя ребенком в Рождество, хотя я никогда не думала, что это чувство вернется опять. И сейчас я здесь, любящая каждый день. Я жива и бурно радуюсь в изумлении от всего. Каждый имеет доступ к знаниям того, что есть, хотя Индиго немного раньше, чем большинство.
Так, мой совет ко всему имеющему отношение к Индиго - понимание. Индиго просто и действительно нуждаются в вашей любви и поддержке, но мы не можем быть здоровыми, если вы отмахиваетесь от наших чувств и отделяетесь от нас. Нам надо знать, что мы любимы, имеем поддержку и что мы важны. Зная это, у нас будет сила быть теми, кто мы есть на самом деле, без стыдливости или понятия "не такие". Я не знаю, сколько раз я желала всего лишь одной вещи: кто бы сказал мне, что он любит меня и что я особенная. Не в снисходительной, а в одобрительной манере, что дало бы мне почувствовать грандиозность моей цели здесь, на Земле.
Мы не хотим помощи тех, кто, показывая на нас, говорит: "О, это один из тех Индиго. Вау! Давайте рассмотрим его на дисплее". Пожалуйста, вместо этого дайте нам знать, что это нормально быть такими, какие мы есть, и просто любите нас за это - такими, какие мы есть. Простая песня наилучшим образом показывающая "Все, что нам надо, это любовь" - правильна для каждого, не только для Индиго. Эта песня должна быть лозунгом для планеты уже сейчас, потому что мы здесь для того, чтобы достичь любви здесь - Рай на Земле это гораздо больше, чем детский сон или воображение - воображение, откуда все берет начало. Рай на Земле это реальность, хотя не каждый это еще видит. Индиго - это часть группы, кто может это видеть. Они уже здесь, поверьте, что это так!"
Послесловие авторов:

"...Помните, что сказала Кэндис, какой есть ключ к утешению? Любовь. Большинство людей, способствующих выходу книги, докторов философии и учителей, в этой книге говорят те же самые слова. Желание Кэндис быть любимой и уважаемой превосходит все остальные. Любите Индиго детей!"
Елена, Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript., по материалам книги "Дети цвета Индиго". Взято с сайта 7ya.ru


Дорогие посетители Лайтпланет! В ближайшем будующем мне бы хотелось создать специальный раздел, посвященный теме "Дети Индиго". Мне кажется это очень интересная тема и затрагивается на русском языке слишком мало (в отличие от иностранных изданий). Хотели бы вы узнать больше на эту тему? А может быть у кого-то есть информация.. на русском или переводная... Пришлите ее мне , плз! -)
Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.
Ссылки:
http://www.indigonetwork.org/
www.astramate.com/ indigo.htm

Книги на русском языке:
Ли Кэрролл, Джен Тоубер (2001) Дети `Индиго`
Ли Кэрролл, Джен Тоубер (2003) Дети Индиго - 2. Праздник цвета Индиго