О психической хирургии. В.Д. Кандыба

Автор: Administrator. Опубликовано в Разное и интересное

В основе психической хирургии или психохирургии лежит открытая моим отцом способность человеческого организма в СК-состояниях растворять бесследно некоторые свои ткани. Общеизвестно, что в каждом живом организме постоянно идет такого рода обменный процесс распада и выведения из организма одних клеток и образования других, но в глубоких СК может запускаться механизм как бы ускоренного распада и выведения именно больных, и не только больных, клеток. http://www.universalinternetlibrary.ru/book/kandiba7/22.shtml#12

Наши исследования показали, что в отдельных очень редких случаях, полное исчезновение больных тканей может занимать время не более 35 минут, реже секунд. В процентном отношении - у 1% людей этот психохирургический процесс идет за время до 3 - 5 минут; у 10 - 15% - за время до 2 суток; у 70 - 80% - за время до О суток; - 7% - за время до 2 - 3 месяцев и у 12 - 15% людей запустить этот ускоренный процесс растворения и выведения из организма собственных тканей не удается.
Наши исследования показали, что пусковым психофизиологическим ключом психохирургии у человека являются следующие основные факторы - транс (СК), острая нестерпимая боль и эмоционально насыщенний мысле-образ. Транс может у человека возникать аутогенным путем, самовнушением и верой, а также специальным гетерогенным путем с помощью различных общеизвестных психотехник или спецпрепаратов. Глубокие СК создают в организме особые психофизиологические условия, когда под волевой контроль сознания попадают так называемые "скрытые" или резервные" возможности нашего организма.
Второй основной "пусковой" фактор - "острая кожная боль", - объясняется тем физиологическим фактом, что на единице площади кожи человека больше всего находится именно болевых рецепторов. В среднем на 1 квадратном сантиметре кожи расположены 2 тепловые, 12 Холодовых, 25 осязательных и 150 болевых точек. Эти цифры показывают, что пусковой фактор должен создавать именно боль, если мы хотим, чтобы его суммарное воздействие было наибольшим. Правда, мы видим, что можно "изобразить" массажные манипуляции или применить холод или тепло, но эффект будет значительно ниже.
Третий основной пусковой фактор - это эмоционально насыщенный мысле-образ. В СК-науке установлено, что сознательная (мыслительная) психическая жизнь человека возможна лишь благодаря способности человеческого мозга к взаимодействию с внешней и внутренней средой на языке образов, где образы являются высшей формой информационного общекосмического взаимодействия. Сознание человека создает особый вид материй - образы, которые физически реально воздействуют в данном случае на внутренние ткани и органы собственного организма. При этом эмоции энергетические как бы "насыщают" создаваемые психические образы. Наиболее сильными являются зрительные мысле-образы, хотя эффективными являются и слуховые, и обонятельные и т.д. Поэтому еще древние заметили, что сильные зрительные, слуховые, вкусовые и т.д. ощущения, особенно в комплексе, формируют в сознании человека яркие образы, которые мгновенно физически воздействуют как на окружающую среду, так и на собственный организм. На этом принципе была построена древняя магия. Поэтому, чтобы запустить психохирургический феномен, пациент должен реально видеть, чувствовать, слышать и т.д. весь процесс психохирургической операции, чтобы у него в сознании сформировался сильный мысле-образ реального удаления больной ткани. То же самое мысленно выполняет и психохирург, когда имитирует операцию и как бы "удаляет" что-то из организма пациента.
Многотысячелетний опыт русской науки показал, что сильнейшим психообразоформирующим эффектом обладают строго целенаправленные ритуалы, обряды, церемонии, срежиссированный спектакль и т.д., в котором гипнотик принимает активное реальное ролевое целенаправленное участие. Гипнотик (т.е. человек, на которого мы хотим воздействовать) должен "вжиться" в образ пациента, уверенного в предстоящем "хирургическом" исцелении, должен все видеть, слышать, чувствовать и понимать, а также активно участвовать и сопереживать в течение всей процедуры имитируемой "операции". Итак, пациент должен "играть" по-настоящему (как у Станиславского), верящего в исцеление пациента, которому действительно делают реальную операцию. Поэтому наш метод предусматривает формирование специальной предсуггестивной установки, кроме того, пациент не знает, что "операция" только имитируется, он абсолютно уверен, что все делается всерьез и по-настоящему.
Итак, кроме хорошо отрежиссированной имитации настоящей хирургической операции, существует еще один очень важный психотехнический фактор это необходимость постоянного и непрерывного! удержания внимания пациента на испытываемых им реальных физических ощущениях, возникающих по ходу выполнения "операции". Для этой цели служит специальным образом выстраиваемый непрерывный, физический болевой и тактильный контакт, сопровождаемый речью-диалогом, выполняемый СК-специалистом (пси-хирургом) таким образом, чтобы за все время "операции" пациент ни на долю секунды никуда не отвлекался и постоянно удерживал сильно суженное и устойчиво сконцентрированное поле своего непрерывного внимания только на испытываемых по ходу операции ощущениях.
Кроме вышеописанных есть еще два секрета, которые мы показываем только при личном обучении нашему методу в г.Санкт-Петербурге, тел. (812) 219-11-98; на однодневных курсах по русской психохирургии. На обучение принимаются все желающие, так что не стоит сильно беспокоиться, что мы не все секреты раскрываем. Просто я должен увидеть и познакомиться с человеком, прежде чем передам ему секрет русской психохирургии, потому что после личного общения это уже будет другой человек, действительно "пси-хирург", намного лучше любого филиппинца...
Психохирургия может выполняться в любом психотерапевтическом или СК-кабинете, психотерапевтом или СК-терапевтом, прошедшим у нас специальное обучение и аттестацию.
Пациент укладывается на кушетку, оголяется место "операции" (например, на животе) и психохирург смоченным в спирте тампоном очищает место "операции". Использованные тампоны кладет на медицинский поднос или тарелочку, которую рядом держит медсестра (кстати, оба в халатах, как положено) и при этом пациент все это видит и реагирует, как хочет (может разговаривать, задавать вопросы, делиться своими ожиданиями, рассказывать о характере имеющегося заболевания, просто молчать и т.д.). Затем психохирург погружает пациента в СК-2 (транс с открытыми глазами и ясным сознанием) и требует сосредоточить все внимание, никуда до конца "операции" не отвлекаться и стараться хорошо ощущать и понимать, что происходит в месте операции, а также быстро, не раздумывая! отвечать психохирургу на вопросы о характере испытываемых ощущений и если боль будет нестерпимая, то сразу сообщить, так как "операция" выполняется без наркоза, "пси-энергией" врача.
Затем психохирург просит вслух медсестру держать поднос с сухими комками ваты поближе к месту "разреза", чтобы вытирать кровь, если она появится. На подносе все кусочки ваты сложены "пирамидкой" так, чтобы нижние кусочки не были совсем видны. Нижние кусочки ваты содержат внутри хорошо спрятанные и совершенно невидимые маленькие капсулы с кровью или очень похожей заменяющей красной жидкостью. Сверху лежат обычные комки сухой ватки.
Психохирург просит пациента приготовиться потерпеть насколько возможно и специально заостренным ногтем указательного пальца правой руки проводит сильный и очень болезненный, царапающий нажим-"разрез" кожи, имитирующий "вскрытие" (например, живота). Несмотря на определенное трансовое притупление, пациент должен испытывать в этот момент нестерпимую боль, а психохирург взволнованно и сопереживательно говорит: "Потерпите, пожалуйста, потерпите!" Берет нижний тампон и, сжимая его по шву, увлажняет его вдоль шва и пачкает шов, свои руки и весь тампон кровью, якобы начавшей слегка выступать из "раны". Кровавый тампон мимо лица (чтобы пациент видел) психохирург кладет на поднос (который все время держит медсестра или ассистент) рядом с сухими кусочками ваты. Одовременно следуют вопросы пациенту: "Ну, как вы ощущаете разрез? Все нормально? Терпеть можно?" И сразу следует сильнейшее болевое продолжение разреза. Пациент от боли должен начать искаженно воспринимать происходящее и у него должно неожиданно возникнуть (или усилиться прежнее, слабое) ощущение и абсолютное убеждение, что ему действительно делают операцию. Пациент обычно отвечает: "Да, доктор, все хорошо, терпеть трудно, но можно". После такого ответа психологический контакт установлен и сфокусирован, это значит, что психофизиологический механизм "операции" реально запущен и по-настоящему. И действительно, исследования это подтверждают - психохирургическая операция проходит, как настоящая, и даже лучше, качественнее.
Итак, после ответа пациента, из которого врачу становится ясно, что пациент все воспринимает всерьез и по-настоящему, врач накладывает все пальцы правой руки на кожу по одну сторону шва, а пальцы левой руки -- на противоположную сторону перпендикулярно ко шву и начинает с нажимом внутрь растягивать кожу на разрыв. Затем передвигает обе руки вдоль шва и опять "разрывает" его.
Одновременно с этими разрывающими ткань манипуляциями врач строго спрашивает пациента: "Ну! Чувствуете как шов разрывается и углубляется?" Пациент обычно отвечат: "Да! Конечно, чувствую!" Врач опять быстро берет 5-6 спецтампонов и выполняет имитацию вытирания крови и складывания кровавых тампонов на поднос. При этом 2 -3 тампона остаются специально вокруг шва, чтобы сдерживать сбегающую с "раны" по телу кровь. Из указанных 5-6 тампонов 2 должны быть обычными, 2 - 3 с капсулами крови и один специальный в виде натурального кусочка мяса, жира и т.д. (говядины). Затем врач просит пациента подержать пока пару тампонов, чтобы они, мол, не пачкались на подносе от уже использованных, и дает ему пару обычных тампонов. Пациент держит эти кусочки ваты в руке и подсознательно лишний раз убеждается, что это обычные кусочки ваты. Почему подсознательно, а потому что критически анализировать он уже давно не в состоянии, так как "заигрался", вошел в роль и активно участвует в спектакле под названием "психохирургическая операция". Затем врач напрягает прямые пальцы своей правой руки и жесткой вибрацией со всей силы вдавливает их в шов ("открытую рану"). Пальцы наполовину исчезают под складкой кожи, иногда достигая чуть ли не позвоночника. Пациенту больно. Врач просит его потерпеть и, согнув указательный и средний пальцы, зацепляет между ними кожу и жестко вытягивает ее вверх, имитируя как -бы вытягивание и вырывание из живота больного куска мяса. При этом врач сообщает больному, что сейчас мы эту гадость удалим и вы будете здоровым. При этих словах пальцы выходят из живота уже с кусочком приготовленного мяса. Врач демонстрирует эту "гадость" больному и с отвращением кладет ее на поднос в окровавленные тампоны, при этом мысленно и образно представляя, что болезнь действительно удаляется с этой настоящей выбрасываемой гадостью. Так как руки убраны, то больному легче и врач его успокаивает, что теперь все позади, рана сейчас начнет под действием моих рук мгновенно срастаться и все будет хорошо. Одновременно врач стягивающими движениями пальцев с двух сторон вдоль шва стягивает кожу, имитируя мгновенное сращивание раны по всей длине "разреза". При этом пациента спрашивают: "Ну! Хорошо все срастается? Если почувствуете, что на каком-то участке раны вдоль всего разреза срослось плохо, то скажите мне. Договорились?" Часто больной говорит, что вот в таком-то месте сращивание надо повторить, так как он чувствует, что там срослось плохо. Тогда врач обязательно должен в указываемом месте повторить свои манипуляции по "сращиванию", пока больной не подтвердит, что теперь все в порядке. Это важный момент, если о нем забыть, то больного всю жизнь (или очень долго) будет "несросшийся" участок "раны" беспокоить.
Затем врач окончательно протирает спиртовым тампоном оставшуюся царапину и накладывает на нее пластырь или перебинтовывает, в зависимости от места "операции".
Далее, в зависимости от самочувствия больного, а оно всегда как после настоящей операции, его переносят на кушетку, где он отдыхает. Ему запрещается пить 4-8 часов и суткидвое кушать. Больной должен лежать и ждать выздоровления.
Бывает, когда исцеление и резкое улучшение самочувствия наступает сразу на операционном столе и пациент сам встает, всех благодарит, радуется и идет сам домой. А бывает, что пациента после операции надо домой отвозить с сопровождающим и болеет он долго, иногда неделю-две.
Независимо от состояния больного врач всех каждый день осматривает. Кто может, приходит к врачу на контрольный осмотр сам, а кто не может, тех врач обязательно посещает ежедневно (утром) на дому.
Кроме приведенной существуют еще несколько классических наших психотехник. Например, при сильной СК-восприимчивости "разрез" выполняется на расстоянии 5 -10 см от поверхности бесконтактно. Вначале ногтем слегка обозначают шов, а затем за счет эффекта "внушенного ожога" на расстоянии прожигают ткань. Далее "операция" идет как обычно, только без крови. В другом варианте "операция" выполняется вообще без тампонов, "кусков мяса" и т.д., а чисто за счет трансовой психотехники. При выполнении "операции" на глазах, ушах и других деликатных местах, существуют некоторые детали и отличия, с которыми мы знакомим наших учеников на курсах. В том числе и с психотехникой "операции" на человеке без транса.
На другой день и каждый день после операции пациенту выполняют ведический массаж по СК-технологии.
В случае осложнений, что иногда бывает, пациент должен быть помещен в больницу, как после настоящей операции, и далее - по обстоятельствам.
На некоторых, психологически трудных, пациентах разрез выполняется скальпелем и по-настоящему, только не очень глубоко, а в остальном - как обычно.
Каждая психохирургическая операция по нашему методу - это профессиональная психотерапевтическая импровизация, выстраиваемая на основании уже имеющегося опыта и собственных представлений о возможностях психотерапии.
Более половины наших "операций" связаны не с удалением больных тканей, а с заживлением, перемещением или сдвигом, улучшением функционирования и т.д.
Итак, читателю теперь более-менее понятно, что наш метод "психологической хирургии" или "психохирургия" является психотерапевтической импровизацией, построенной на трансе (СК); боли, имитации и перевоплощении, непрерывном диалоге, суженном и сосредоточенном на ощущениях-внимании пациента, на визуальной атрибутике, ловкости и артистичности, мыслеобразном кодировании, авторитете и профессиональном опыте психохирурга и т.д.
и т.п.
Классически наш метод выполняет мой отец. Он все делает без крови, всяких тампонов и т.д., у него весь процесс построен на игре воображения и суггестии, вербальной и мысленной. Особый интерес вызывает его техника психохирургии, которую он выполняет на целом зале, одновременно на нескольких тысячах человек, в этом варианте коллективной психохирургии главным секретом является СК и умение резко увеличить по специальной психотехнике у зрителей-пациентов исходную восприимчивость к СК (или, как раньше говорили, "увеличить исходную гипнабельность").
В некоторых случаях качество операции повышают за счет использования одеваемых на пальцы специальных, имитирующих сам палец, колпачков-наконечников с кровью или красной жидкостью, а затем сам колпачок смятый и в крови показывается как извлеченный из живота кусочек больной ткани, являющийся как бы основной причиной болезни. И теперь с его "удалением" пациент должен выздороветь.
Наши исследования показывают, что если специально предварительно выполнить 10-15 специальных "холостых" СК-сеансов на углубление транса, то затем величина лечебного эффекта на психохирургической операции будет выше, чем если бы операция выполнялась по-настоящему и настоящим хирургом.
В некоторых случаях, когда пациент глубоко СК-восприимчив (т.е. "глубоко гипнабелен", по старой терминологии), лечебный эффект психохирургии, высокопрофессионально выполненный, значительно превышает лечебный эффект от реальной хирургической операции.
Подводя итоги своему опыту, я утверждаю, что психохирургия - это такая же физическая реальность, как и обычная хирургия. Более того, в психохирургии сознательно используются резервные возможности организма, и все протекает на самом-то деле по-настоящему. Я утверждаю, даже больше по-настоящему, чем в обычной хирургии, так как психическая жизнь человека - это такая же физическая материальная реальность, как и скальпель и любой другой предмет. Собственно, об этом и написана вся эта книга, все ее главы.
Хочу сказать, возможности нашего, русского метода значительно превосходят филиппинский, так как неважно, чем вы рассекаете кожу - филиппинской пси-энергией, внушением или скальпелем. Главное - это как реагирует мозг пациента на вашу операцию. Мозг - это ключ ко всем чудесам и обращаемся с мозгом мы более профессионально, чем филиппинцы, а поэтому и "пси-энергия" и "божественная Сила" и другая филиппинская "муть" нам не нужны... Психотерапия и СК-терапия - это наука, и я думаю, что это никому уже не надо доказывать.

Instagram

Форум