Коллектив и типы его энергетики

Автор: Anastasia T. Опубликовано в Ваше творчество

Доброжелательные заметки
к статье Ирины Берго «“Нормальные люди” и “тонкий мир”»
(«Неведомый мир», № 12, 2004, с. 5.)
Предположу, что быть узким специалистом — хорошо. Предположу также, что быть дилетантом — тоже хорошо. Вот если можно было бы еще где-нибудь вы-учиться на ‘профессионального’ дилетанта! Тогда, читая любые, не специфич-ные для тебя тексты, ты обнаруживал бы массу интересного для себя, нового, т.е. то, чего ты пока не знаешь, не понимаешь, но хочешь в этом разобраться. Разобраться по сути, не вдаваясь в специальные подробности, не становясь еще и другим узким специалистом, потом третьим, четвертым... Хватит и того одно-го, что у тебя уже есть, а для всего другого нужно всего-то — трезвого понима-ния. И еще — умения наращивать, приращивать новое, отличное от предыду-щего, не создавая каши (типа «все со всем связано»), не надевая на свой любо-пытный нос те единственные очки, которые тебе достались от первой системы образования. Да, без очков ничего не увидишь. И что из этого следует? Может, есть какое-нибудь правило, помогающее в таких случаях?

Так было по-дилетантски интересно читать статью, и все было здорово, пока я не напоролся на область своих профессиональных интересов. Мое дилетантство закончилось, и я стал вчитываться предельно внимательно.

Ирина Берго пишет:
«Что касается коллективной работы (разного рода групповых тренингов), то мне этот формат в принципе не очень созвучен, мне кажется, что тут заложено слишком много ловушек и по-тенциальных ростков искажений... И еще нечто вроде подспудной тенденции энергетическо-го «глумления над уникальностью» (даже если формально все организовано с надлежащей долей уважения к участникам). Методики, ориентированные на коллективную работу, даже самые лучшие, неизбежно ранят и забивают индивидуальную уникальность, и не каждая ин-дивидуальная энергетика от такого испытания разовьется и окрепнет, может, и наоборот, скукожится и пойдет на поклон к общим знаменателям...»

Чтобы разобраться, действительно, имеются ли «потенциальные ростки иска-жений», а также происходит ли «энергетическое “глумление над уникально-стью”», давайте предварительно отметим несколько пунктов.

1. Всегда ли следует использовать известные и хорошо наработанные шаблоны, тем более такие, которые связаны с энергетическими представлениями о мирах? Ведь еще надо найти, где и когда такие шаблоны и представления могут «иметь место», т.е. иметь возможность для объективирования — и созерцательного, и творительного. По моему глубокому убеждению, для всех энергетических на-правлений самым вредным и губительным шаблоном остается натурализм, пе-ретягивающийся из естественных наук (этот важнейший момент нужно обсуж-дать особо). Дурацкое «на самом деле» закрывает любую возможность видеть настолько, что нашу принципиальную невозможность что либо видеть непо-средственно — из-за чего, собственно, и возникают домыслы, становящиеся объектными фикциями — мы перестаем считать нашим первейшим человече-ским качеством.

Правда, это только для тех, кто считает себя человеком, а не изначально — бо-гом, а если магом или колдуном, то уж определенно равным богам. Быть же человеком гораздо труднее. Но на этот вопрос — что значит быть человеком — мало кто отвечает. В первую очередь — для себя.

Но сначала — самое первое и очень простое правило: когда чего-то не знаешь, — не пользуйся шаблоном, т.е. старыми, привычными очками. Да, без них ни-чего не увидишь. Однако есть еще ум (Богом даденый практически всем), мож-но им ‘умозреть’, строить гипотезы, а затем их экспериментально проверять (и очки, и гипотезы), в том числе и в своей полипрофессиональной среде (если она тоже Им же дана, а нет — ищи).
2. Далее. Мы употребляем не пустые слова (может, я беспечно обобщаю?), но считаем их наполненными человеческим опытом, имеющими достаточно ус-тойчивые значения, связанные с этим опытом и культурой (главным образом), а также смыслы, появляющиеся как от идей, которые мы хотим донести, так и от самих конструкций фраз, которые мы для этого используем. И кроме того, для слушателей или читателей определенные слова создадут еще какие-то смыслы, связанные с их личным опытом. При этом будем также считать, что в текстах, посвященных раскрытию, расследованию, прояснению сложных вопросов, ав-торы, даже желая как можно популярнее (не все, я, например, не стараюсь так делать) выразить свою мысль, все же используют не обыденные значения, а стремятся подтягивать воспринимающую сторону к той культуре, в которой они сами работают.

Не знаю, несут ли для автора указанной статьи слова «коллектив», «группа», «уникальность» какое либо понятийное содержание, или это просто слова, ко-торые используются для ‘обозначения’ ‘всем известных’ ‘объектов’. Попробую дать свое (но профессионально фундированное) понимание одному из этих ‘слов’.

3. Если мы имеем дело с ‘коллективной работой’, то — хотим мы этого или не хотим — мы должны твердо знать и понимать, что с нашей индивидуальной уникальностью каждому из нас, участников этой самой коллективной работы, придется поджаться. Иначе — мы загубим работу, загубим коллектив, который, в отличие от группы, становится особым ‘деятельным субъектом’, возможно даже, неким существом. В процессе своего складывания и непродолжительной жизни оно же стремилось и таки накопило — иначе не будет коллектива — единое для него поле ценностей (а еще, наверное, — несколько типов энергети-ки, о чем позже). И у каждого члена состоявшегося коллектива есть право уча-стия в нем, и есть право выхода из него. А у тех, кто считает себя вправе стро-ить и разбирать на составные части все накопленное, — может быть даже право и прекращать работу этого коллектива. Часто случаются и предательство, и ан-ти-работа ‘пятой колонны’, и прочие прелести совместной жизни/работы, осо-бенно, когда набирается более 5-7 человек.

Тем, кто боится «общих знаменателей», конечно же лучше не работать с кол-лективами. Не понимая смысла и принципов коллективной деятельности, не умея ее строить и разворачивать, можно либо попробовать поучиться этому, либо отказаться, если ты принципиальный индивидуалист. Но при этом лучше бы удерживаться от высказывания ‘фундаментальных допущений’ и основан-ных на них опасений (очень часто в последствии переходящих в явь). Пусть сам не можешь, но это же не означает, что то или иное нужно относить к плохому, правда?

Обязательное требование к участникам коллективной работы — понимать, что рабочие функции каждого из них совершенно отличаются от их человеческой самобытности. Можно сказать, что коллектив — это особая машина, построен-ная ‘на людях’, и ее элементы, чем в большей мере они люди, тем в большей мере они будут мешать работе.

4. Теперь попробуем эффективно представить себе, что же такое ‘коллектив’, и для этого мы расположим человеческое и машинное одновременно в двух уров-нях: в человеческом — мы живем, в машинном — работаем. Эти ‘уровни’ должны хорошо осознаваться, не путаться и обязательно сосуществовать, поддерживая друг друга, а не мешая и тем самым не уничтожая всю эту полно-ту. Важно также понимать, что формы организации жизни по принципу долж-ны отличаться от форм организации работы.

И еще возникает особый вопрос: а в какой же форме организации осуществлять согласование обоих уровней?

На последний вопрос можно отвечать, ориентируясь на известные образцы, ес-ли цели коллектива не сильно отличаются от уже известных, и допускается ис-пользование опыта. А если цели запредельные, если инициаторы повели кол-лектив в неизвестное, и участники согласились развиваться? В этом случае за-дачные формы организации (т.е. с ориентацией на уже приводившие к решени-ям и методически обеспеченные способы работы) должны быть осознанно за-прещены. Иначе коллектив не сможет работать проблемно, т.е. — по-новому. В этом случае уникальность каждого будет иметь возможность проявиться в пол-ной мере, и это безусловно нужно обеспечить, однако — с учетом того, что машина коллектива должна работать как одно целое. Последнее означает, что отрывы и опережения отдельных участников должны быть обеспечены еще специальными режимами работ типа работы в так называемых ‘группах вырав-нивания’. Возможно, для таких режимов хорошо подойдут методы Вальфдорф-ской школы. Но это нужно специально обсуждать, обустраивать и поэкспери-ментировать.

Вот если все это учитывать, то никакого «энергетического глумления» не будет. И поэтому — нужно просто учиться. Учиться работать в коллективе и среди (в среде) тех, кто это умеет делать. Вспомним: «скажи, кто твой друг...», — и все!

5. Как игротехник и консультант по управлению я всегда настораживаюсь при огульном неприятии коллективных методов и приписывании им различных не-былиц только из-за того, что какой-то придурок проявил себя энергетическим болваном (уж извините! вырвалось; как это там: «Остапа понесло...»). Навер-ное, я и сам был таким же когда-то. Но грамотно организованная коллективная деятельность здесь абсолютно не причем! Да и свет клином не сошелся на групповых тренингах, есть и другие, не групповые, а именно коллективные формы. Коллектив из-за своей машинности — безусловно мощнейшее устрой-ство, способное к удивительным свершениям. И этого не нужно опасаться, а нужно научиться пользоваться всем — как известным так и неизвестным — по-тенциалом машины-коллектива. Уважение же к участникам такой работы будет состоять именно в соблюдении требования отработки описанной двухслойки. Иначе — гнать руководителя как несправившегося!

И вот при таком понимании видно, что мы обязаны различать и уметь исполь-зовать энергетику принципиально разных типов:

(1) внутримашинную, или профессиональную;

(2) собственно человеческую, или личностную (энергетика человеческой мор-фологии).

А также, понимая, что есть еще очень важный общий план — социальный, и, не допуская, чтобы он становился коммунальным по образу той известной кварти-ры в Вороньей слободке, где соседи обсуждали, пороть или не пороть Васисуа-лия Лоханкина, наверное, нужно научиться работать с

(3) энергиями некоего ‘общежитейского’ типа, выделяя их особо (этот тип от-носится к формам организации жизни).

И это еще не все. Не забывая о соорганизации уровней, добавим

(4) внешне-машинную, или обще-организационную энергетику, которую тоже, наверное, необходимо не только признавать, но и еще обучать ею аккуратно пользоваться. Одних знаний из менеджерских специализаций в вузах далеко недостаточно. Свой опыт у нас тоже, к сожалению, не учат анализировать. И конструировать машины-коллективы, как и эксплуатировать их, тоже не учат.

6. Перечисленные типы энергетики я намеренно не выражаю в терминах и по-нятиях, считая себя в этом дилетантом, и был бы весьма признателен, если бы специалисты-энергетики сделали это за меня и для меня (не столько лично, сколько как для представителя управленческого консалтинга). Если сочтут воз-можным и необходимым. Пока я же утверждаю простую гипотезу: типов энер-гетики много, они все — разные, способы работы с ними тоже различны, и за-висят они не только (а может, и не столько) от ‘тел’, но и от ‘телосов’, т.е. от целей.

Все это мне тоже хотелось бы понимать и учитывать в моем профессионализме, не зарываясь сильно в эти страшно интересные, но для меня уже непостижимые области. Но это совсем не значит, что я откажусь от развития моего чутья, или, как выражается мой друг-архитектор — ‘чувствилища’.

И всего-то нужно для этого — умение конструировать мировоззрения и быть способным любить...

Хорошо бы пообсуждать эти и подобные проблемы вслух, ‘в живую’, если бы нашлись заинтересованные в таких обсуждениях, в том числе и сама Ирина Берго.

Instagram

Форум