БИОЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ПОЛЯ И МОЛЕКУЛЫ-ПЬЕЗОКРИСТАЛЛЫ В ЖИВОМ ОРГАНИЗМЕ

Автор: _STRANNIK_. Опубликовано в Разное и интересное

В ранее опубликованных работах автора [1, 2] представлена новая гипотеза о клеточной биоэнергетике, суть которой заключается в том, что в «силовых станциях» клетки — митохондриях — в процессе биологического окисления одновременно и в неразрывном единстве генерируется коротковолновое высокочастотное переменное электромагнитное поле и ионизируются атомы водорода. Ионы атома водорода, они же — протоны, тяжелые заряженные элементарные частицы, удерживаются и ускоряются в этом же поле. Передача энергии биологического окисления в клетке осуществляется путем «бомбардировки» ускоренными протонами ядер атомов-мишеней, находящихся с протонами в одном и том же коротковолновом высокочастотном переменном электромагнитном поле, при этом в клетке формируются голограммы

БИОЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ПОЛЯ И МОЛЕКУЛЫ-ПЬЕЗОКРИСТАЛЛЫ В ЖИВОМ ОРГАНИЗМЕ

 

В ранее опубликованных работах автора [1, 2] представлена новая гипотеза о клеточной биоэнергетике, суть которой заключается в том, что в «силовых станциях» клетки — митохондриях — в процессе биологического окисления одновременно и в неразрывном единстве генерируется коротковолновое высокочастотное переменное электромагнитное поле и ионизируются атомы водорода. Ионы атома водорода, они же — протоны, тяжелые заряженные элементарные частицы, удерживаются и ускоряются в этом же поле. Передача энергии биологического окисления в клетке осуществляется путем «бомбардировки» ускоренными протонами ядер атомов-мишеней, находящихся с протонами в одном и том же коротковолновом высокочастотном переменном электромагнитном поле, при этом в клетке формируются голограммы [2]. Биоэнергетические поля клеток (биополя) сливаются между собой путем синхронизации с непеременным эффектом резонанса — так образуется находящееся в постоянном скоростном движении единое биоэнергетическое поле (биополе) всего живого организма.

 

В этом объединенном поле, являющемся базисным, на разных частотах образуются, распадаются и образуются вновь многочисленные малые поля клеточных ассоциаций, в которые входят как клетки командиры» (головного мозга), так и клетки исполнительных органов — так формируются функциональные системы по П.К. Анохину [3,4,5], но исключительно на полевой основе, чего в то время не мог предвидеть выдающийся ученый.

 

Побудительными мотивами к образованию таких временных систем, нацеленных на выполнение конкретных задач, служат как сигналы из внешнего мира — через органы чувств, так и сигналы от внутренних органов, а также исходящие из мозга (мысли).

 

Одновременно таких систем может функционировать бесчисленное множество, не создавая при этом помех одна другой — базовое объединенное энергетическое поле организма способствует слиянию отдельных клеточных полей независимо от анатомической локализации клеток; хватает для таких слияний на коротких волнах и различных частот, чтобы одна образованная система не блокировала другую. Хотя в экстремальных ситуациях такая блокировка, несомненно, происходит.

 

Для нормальной деятельности всего организма головному мозгу и его подсистемам необходима постоянная и надежная «подпитка» информацией не только от клеток органов и тканей, ему необходимо контролировать бесчисленные биохимические и физические процессы, постоянно происходящие в организме, и управлять этими процессами. На этом управлении зиждется гомеостаз.

 

В этом плане совершенно по новому представляется роль в живом организме металлопротеидов — белковых молекул, содержащих в себе атомы различных металлов.

 

Известно, что все молекулы белков в живом организме имеют кристаллическую форму, и если в эти белковые кристаллы органично вмонтированы еще и атомы металлов, то такие молекулы предстают пьезокристаллами со всеми вытекающими из такого определения функциями: через атом металла, как через антенну, такой пьезокристалл может путем индукции принять электромагнитную волну, при этом кристалл изменит свою форму, что, в свою очередь, породит уже «внутренний» электромагнитный импульс и этот импульс через атом металла уйдет «на прием» в окружающее пространство.

 

Если догадка автора о существовании в живом организме молекул-пьезокристаллов верна, то можно считать, что открыт новый класс пьезокристаллов с рядом отличительных признаков: во-первых, все эти пьезокристаллы — жидкие, во-вторых, по величине— самые мельчайшие, в-третьих, имеют природное происхождение, в-четвертых, управлять ими можно только полевым путем. Традиционной науке о существовании таких пьезокристаллов пока что ничего неизвестно [6].

 

Не исключено, что молекулы металлопротеидов химически активируются и инактивируются не путем образования временных химических связей с другими веществами, а путем изменения всего лишь формы своего кристалла, на что можно воздействовать дистанционно.

 

Чередование внешних и внутренних электромагнитных импульсов превращает такую молекулу-пьезокристалл попеременно то в химически активное вещество, то в пьезодатчик, сигнализирующий волновым путем о состоянии химической активности в точке расположения элемента. О хемодатчиках, а точнее — о хеморецепторах, написано много, но никто из исследователей не увидел в роли этих хеморецепторов металлопротеиды, тем более — не определил их функционально как пьезокристаллы [7].

 

В живом организме кристаллических белковых молекул, содержащих атомы металлов, насчитывается большое количество. Одни из них содержат железо в виде гемов — 4 связанных атомными связями атомов железа с меняющейся и неменяющейся валентностью (гемоглобин, миоглобин, желчные пигменты, цитохромы); другие содержат негемовое железо (множество дыхательных ферментов); третьи содержат атом цинка (инсулин, различные ан- и дегидрогеназы); в состав кристаллических белковых молекул входят и атомы меди, кальция, марганца, кобальта, молибдена — почти все металлы и металлоиды из таблицы Менделеева. Есть белковые молекулы, которые содержат в себе сразу несколько атомов различных металлов [8].

 

Мириады молекул-пьезокристаллов, где бы они ни находились: в кровеносных сосудах, печени и селезенке, в костях, в мочевых путях и в просвете кишечника,— отовсюду они на своих частотах информируют мозг о себе, о тех процессах, в которых они участвуют, и на тех же частотах и длинах волн они получают приказ к действию (или бездействию) от мозга.

 

Особенностью всех пьезокристаллов является то, что они неопределенно долго могут сохранять амплитуду своих колебаний — до тех пор, пока поступающий к ним электромагнитный импульс не сломает их ритм. Исходя из этого, не видимые глазу и даже микроскопу молекулы-пьезокристаллы в нашем организме в полной мере можно назвать хранителями наших биоритмов, нашими внутренними часами.

 

Поскольку, как известно, пьезокристаллы в одинаковой степени реагируют как на электромагнитные, так и на акустические волны, трансформируя одни в другие, не исключено, что мы излучаем из себя, подобно дельфинам, и ультразвуки, а музыку, ритмы воспринимаем не только слухом, но и внутренне, особенно если эта музыка вступает в резонанс с нашими внутренними ритмами. Так что меломанами становятся подчас не только по прихоти, но и по нужде.

 

Но самое большое количество пьезокристаллов находится в мышцах — этими пьезокристаллами являются содержащие в себе темы молекулы миоглобина. Наука определила миоглобин как «держатель» резервного кислорода, который расходуется при интенсивной мышечной работе; на самом же деле клетки ни в атомарном, ни в молекулярном кислороде не нуждаются — кислород в живом организме расходуется (и продуцируется!) совсем по другим каналам [9].

 

Есть все основания считать, что молекулам миоглобина предначертана иная, еще не познанная современной наукой, роль: именно эти молекулы-пьезокристаллы являются первыми и главными движителями в мышечном сокращении, именно они способны без энергетических потерь, в то же' время мгновенно и безынерционно перевести энергию электромагнитной индукции в механическое движение, а эластичные молекулы актина и миозина выполняют при этом основном движении роль амортизаторов, предохраняя тем самым пьезокристаллы от разрушения и гася огромную скорость сокращения до приемлемой.

 

Понять настоящий процесс мышечного сокращения чрезвычайно важно не только для науки, но и для практики: ведь мышечное сокращение лежит в основе сердечной деятельности и внешнего дыхания, мышечная система — это единственная система в нашем организме, посредством которой мы можем управлять нашими мыслями и эмоциями, и если человек демонстрирует какие-либо феномены, он демонстрирует их прежде всего через мышечную систему. Данную тему мы постараемся продолжить в последующих разработках.

 

Литература

Петракович Г.Н. Биополе без тайн: Критический разбор теории клеточной биоэнергетики и гипотеза автора// Русская мысль.— 1992.— № 2.— С.66—71.

Петракович Г.Н. Ядерные реакции в живой клетке: Новые представления о биоэнергетике клетки в дополнение к опубликованным ранее// Русская мысль.— 1993.— № 3—12.— С.66—76.

Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем.— М.: Медицина, 1975.— С.448.

Анохин П.К. Философские аспекты функциональной системы / Избранные труды.— М.: Наука, 1978.— С.400.

Судаков К.В. Общая теория функциональных систем.— М.: Медицина, 1984.— С.225.

Лаврентьев В.В. Пьезокристаллические явления/ БМЭ, 1983.— Т.21.— С.425—426.

Физиология кровообращения. Физиология сердца/ Под ред. Е.Б.Бабского.— Л.: Наука, 1980.— С.600.

Ленинджер А. Биохимия: Молекулярные основы структуры и функций клеток: Пер. с англ.— М.: Мир, 1976.— С.960.

Петракович Г.Н. Свободные радикалы против аксиом: Новая гипотеза о дыхании// Русская мысль.— 1992.— № 2.— С.50—65.

Instagram

Форум