Своим курсом - в русле родословной.

Автор: Administrator. Опубликовано в Разное и интересное

Популярно о некоторых аспектах трансгенерационной терапии
Ольга ЗОТОВА,
психолог,
г. Алма-Ата
Поговоримте же, друг мой, о древе вашей родословной
Иными словами, я приглашаю вас к разговору о генеалогическом древе. Наверное, каждый из нас хотя бы раз в жизни пытался составить схему поколений своей семьи, чтобы ответить себе на вопрос – а кто же я и от кого веду свой род? – но не всяк добрался и до четвертого колена, запутавшись в хитросплетениях судеб и дат. Припоминаю, с какой завистью слушала рассказ одного из немецких коллег о том, что он знает историю своего рода аж до 11-го века! И что у них каждый старший сын в роду ведет все записи в особой книге.
Большинству из нас хорошо памятны события и даты нашей собственной жизни. Знаем мы и историю жизни своих родителей, бабушек, дедушек. Если повезет, то и далее: прадедов и прабабок. Часто до нас доходят обрывочные сведения, по которым мы сами пробуем восстановить собственную родословную: род занятий наших предков, вероисповедание, участие в войнах, браки, количество детей, а также разводы, болезни и травмы, даты и причины смерти. Лишь отдельные рьяные хранители семейной истории просиживают в пыльных архивах над старинными книгами, чтобы с максимальной точностью определить все факты, восстановить имена и даты. Нам они кажутся странноватыми: как будто у них другого занятия нет в наш бурный век!.. Как ни удивительно, они на правильном пути.

Коль скоро статья посвящается трансгенерационной терапии, скажу здесь о том, какую роль играет составление древа родословного: важнейшую! Первостепенную роль! Можно сказать, что это – главный инструмент в работе психолога, взявшегося вместе с вами за разбор трансгенерационных связей. Ещё немного терпения – и я всё объясню, все противные и непонятные слова! Но сначала будет цитата, даже две:

“Каждый из нас является звеном в цепи поколений, и порой нам приходится, к собственному удивлению, оплачивать `долги` наших предков. Эта своеобразная `невидимая преданность семье` подталкивает нас к неосознанному повторению приятных ситуаций или печальных событий. Мы менее свободны, чем полагаем, но у нас есть возможность отвоевать свою свободу и избежать роковых повторений в нашей семейной истории, поняв сложные хитросплетения в собственной семье.” – Конец цитаты. Это из предисловия к книге “Синдром предков” французского автора Анн Анселин Шутценбергер.

Вслед за ней некто Александр Смолкин, чья цитата во многом повторяет предисловие к той же книге, пишет: “существует теория, согласно которой каждый из нас является звеном в цепи поколений, и порой нам приходится, к собственному удивлению, "оплачивать долги" наших предков. И теперь, являясь самым крайним звеном в цепи поколений, вы никак не можете взять в толк, почему при кажущейся социальной благополучности никак не получается ужиться с супругом, или удержаться на хорошей работе, или вас преследуют случайные травмы и болезни.” – Конец цитаты. Это с сайта
http://vuz.aboutstudy.ru/cgi-bin/i_view.cgi?action=art&rubr=332&id1=0&id2=0&id_art=108035

Мысль по прочтении: Ага, значит, я – это не просто я? И даже - не “сам себе режиссёр”? Я – крайнее звено в цепи поколений… Если на меня сегодня посыпались несчастья, то это значит, что где-то вверху моей семейной истории произошёл сбой, что-то разладилось ещё тогда, а теперь страдаю я. Можно ли мне помочь? Есть ли средство, что поможет мне вернуться в прошлое и “помириться с прадедушкой”? Какое?.. Есть, есть! Это терапия, называемая длиннющим словом – трансгенерационная. Я верю, что в сети и в книгах можно найти определение точнее, но попытаюсь дать своё, популярное: Это семейная психотерапия с элементами исследования различных фактов из биографии обратившегося за помощью, его предков и родственников, включая несколько поколений. В ходе этой терапии факты выявляются, сопоставляются и исследуются. Цель терапии устанавливается в ходе предварительной беседы психотерапевта с клиентом. В самом общем смысле можно говорить, что трансгенерационная терапия призвана восстановить не только забытые или замалчиваемые факты из жизни наших предков, но и через них вернуть нам душевное равновесие.

Сентиментальный роман про каблуки, часы с боем и героев войны
С чего для меня началось знакомство с этим новым направлением в психотерапии? Впервые я услышала о семейной терапии с применением исследований генеалогического древа от своих уважаемых преподавателей, когда мы со-товарищи обучались на спецфакультете психологии Новосибирского госуниверситета. Нам предложили составить своё генеалогическое древо, иначе говоря – генограмму, или геносоциограмму, - кратко, на самые ближайшие поколения, и посмотреть на наличие похожих событий в своей жизни и в жизни того родственника одного с нами пола, который нам в детстве больше всех нравился (кроме папы и мамы), и на кого хотелось быть похожим. Здесь учитывается т.н. расширенная семья, включая всех, кто жил и часто бывал в гостях в вашем доме. Предлагалось нам, тогдашним студентам, также проанализировать “послания”, которые исходили от этих родственников, и влияние этих посланий на нашу сегодняшнюю жизнь. (Этим заняться тоже было бы полезно, но – в другой раз, хорошо?) Честно говоря, я не ожидала особых открытий: подумаешь, древо! Да я своих родственников, как свои пять пальцев, знаю!.. Как же я ошибалась. Пусть моя история немного сентиментальна, но вам – поведаю.

Мне нравилась в детстве моя двоюродная тётка со стороны отца: это – гений общения, весёлая, всегда знает, что сказать, чем развлечь. Я за ней всюду бегала, как хвостик. Она носила великолепные туфли на каблуках и была замужем за героем Советского Союза, из тех, кто брал Рейхстаг! Тётка жива, дай Бог ей здоровья, я вспоминаю её всегда исключительно добрым словом, и всю жизнь храню старинное розовое сердечко на цепочке – её подарок на мой день рождения в пять лет. Став взрослой, я, как и моя тётка, тоже обожаю высокий каблук. Я, как и она, печатаю на машинке, сидя за её письменным столом. Мечтаю, чтобы у меня дома были огромные напольные часы с боем, в которых живут чудеса: у неё были такие. А ещё: всякий раз, встречая гостей, я пеку её любимое печенье! Всё это - детали, о которых вряд ли задумаешься, как о чём-то жизненно важном. Мелочи? Как раз их я и вспоминала, по заданию нашего преподавателя семейной психотерапии. А история имеет своё продолжение.

…Шла моя жизнь своим чередом. И вот однажды я встретила хорошего парня, воина-афганца, и решила выйти за него замуж. Мы с ним – совершенно разные люди, и наш союз продлился до обидного недолго! Я всё не могла понять: почему же я вышла за него? Прошло много времени, прежде чем эта тайна открылась мне: да ведь мой муж – воин, и он тоже Герой Советского Союза! – как и муж моей тётки, той самой, которую я в детстве боготворила. Получается, вышла за Героя, чтобы быть “как моя тётя”? Чтобы повторить её судьбу? Ещё про детали, про случайные совпадения в моей истории: у наших матерей одинаковые имена. Одно время я носила такую же прическу, как у моей тётушки, только на современный лад, и мы обе красим волосы. И она, и я со своим мужем жили в городах на море, - и так далее. До бесконечности. Вот уж когда призадумалась: и для чего мне надо было копировать её судьбу? Именно её судьбу?..

Смотрю дальше своё древо: так, так: а ведь у этой любимой тёти когда-то была родная сестра, младшая… и у меня тоже есть сестра – старшая. Но сестра моей тётки погибла. Она разбилась на мотоцикле в 18 лет. Я впервые услышала этот рассказ во всех подробностях очень рано, примерно в 5 лет. Итак, в истории старшего поколения младшая дочь – погибла. Добавлю, что нас объединяет ещё и место действия: все мы – обе мои тётки и их мать, я, моя сестра и наша мать, - все мы в какие-то годы жили в одном и том же частном доме, матерей наших зовут одинаково: Лидия. Я, как и погибшая, – тоже младшая дочь в семье! Вот где ключ. Вы уже видите эту аналогию? Я неосознанно повторяла жизнь за своей старшей тётей, которая была у своей матери Лидии старшей дочерью, только затем, чтобы отличаться внешне – по всем параметрам – от младшей тёти, погибшей (заметьте – эту младшую я никогда не знала! Она умерла задолго до моего рождения). Я, как бы желая притвориться перед неумолимым роком, повторяла судьбу другой из двух сестёр, поныне живой, чтобы ненароком зря не погибнуть!

Но у таких вещей всегда есть и обратная сторона. Полярная противоположность. Как правило, мы имеем стремление выжить любой ценой, даже ценой повторения чужой жизни – и в то же время имеем стремление сохранить верность семье. С позволения сказать, “два в одном”. В общем, если бы не мои самостоятельные изыскания, я бы долго ещё думала – и почему это я в молодости так хотела записаться в секцию “мотогонки на льду”. Необъяснимо тянуло! Туда брали с 16 лет, а за руль разрешалось с 18-ти. Требовали письменное разрешение родителей: естественно, что мне его не дали. Рвалась туда, кричала, доказывала: “Вы что, не понимаете? Мне – НАДО на мотоцикл!” Но увы, так и не пустили. Эх, да что там – мне и до сих пор горько!..

Но посмотрим-ка на ключевые понятия и даты моей истории: мотоцикл, младшая дочь, имя матери – Лидия, приближающаяся дата – 18 лет… Неважно, что та, в прошлом, разбилась на единственном по тем временам мотоцикле в нашем городке, неважно, что не сама она ехала за рулём: важен мотоцикл и … моя подсознательная верность семейным традициям! Глядишь, как раз бы и успела повторить семейную трагедию в своём поколении, а? Ну, что не удалось, то не удалось, и после 18-ти лет мне уже стало не за кем повторять судьбу – обрывается сценарий младшей тётки, а надо жить дальше! И… остаётся некоторое смутное чувство вины, чувство долга: ведь до сих пор не оплачено это “обязательство”, в этой семье было так, а я – нарушила эту традицию, не продолжила. Не побоюсь повторения, скажу ещё раз: всё это происходит автоматически, подсознательно! Никаких внешних рассуждений тут не было и быть не могло. Всё это осознавалось только через многие годы, в ходе профессиональной психологической работы. А тогда, в мои 19 лет, для выбора дальнейшего сценария жизни мне “пригодилась” более благополучная судьба моей старшей тётушки.

Однако вернёмся к нашим… мотоциклам! Как говорят специалисты, такие неосознанные стремления попасть в рискованную ситуацию отражают нашу лояльность, или преданность семье. Мы стремимся – во что бы то ни стало! – сохранить то, что в роду было всегда, то, что повторялось из поколения в поколение: хорошее и плохое, радостное и трагическое. Стремимся, по большей части – сами не осознавая того, продолжить печальную, часто – скрываемую “традицию” катастроф. Даже ценой своей жизни некоторые из нас готовы поддержать то, о чём в семье, как правило, молчат (А.А. Шутценбергер пишет даже о теории “склепа и призрака” Николя Абрахама и Марии Терек). Если попробовать высказать словами некий девиз, которым руководствуемся мы, ведомые неосознаваемой тягой к повторению несчастного случая, то получится отчаянный крик, призыв к своим родным: “Не забывайте погибших, казненных, умерших в тюрьмах! Помните о них, поминайте их в годовщину смерти! Рассказывайте своим детям, когда они подрастут, что в роду был такой родственник! Пусть не ангел, но он был! Или она – была”. А когда мы забыли об этом человеке, то в роду найдется ребенок, который в тщетных попытках заставить взрослых говорить и рассказывать ему правду о погибшем, просто носит в себе это невыплаканное горе, и жертвует собой, в конце концов, погибает той же смертью, что и его забытый предшественник.

Или мы делаем свой выбор – не быть похожим на какого-то родственника, делаем всё наоборот, не как он, и поступаем так всю жизнь, лишь бы только избежать трагедии, в чём-то закономерной и подсознательно ожидаемой. Как правило, это удаётся, вплоть до достижения нами возраста погибшего родственника, а там – до наступления даты происшествия с нашим предшественником, и в этот день мы как будто отключаем всякую логику и лезем буквально на рожон! Зависимость от дат – это и есть пресловутый синдром годовщины.

А это был всего лишь ма-аленький мой примерчик на заданную тему, чтобы наглядно показать, какими неоднозначными бывают связи между поколениями, что такое преданность семье и как она подчас диктует нам линию поведения и навязывает своё…

Моя история о сходстве линий судьбы тётки и двоюродной племянницы пока не закончена. Замечу, что если б мне и далее сходства не замечать с судьбою своей уважаемой родственницы, и продолжать повторять её судьбу, то она, по крайней мере, счастливый человек, здорова в свои 87 лет, тьфу-тьфу, чтоб не сглазить – так и я бы вслед за ней прожила, можно предполагать, уж никак не менее! И это радует. Но, хотя основной темы нашего разговора это не касается, готова признаться, что я сделала другой выбор и ушла на сей раз от повторений: как бы ни была хороша чужая судьба, а своя – лучше.

Скелет в семейном шкафу
Таких совпадений жизненных линий – тысячи тысяч, и практически каждый из нас может заметить, что, оказывается, непроизвольно повторяет события жизни какого-нибудь своего родственника. Родственники у нас разные, а судьбы у них бывают куда как далеки от совершенства. И вот, обнаружив такое сходство, поневоле задумаешься: а надо ли мне продолжать копировать судьбу матери или отца, бабки, тётки, дяди, или двоюродного дедушки, если там нет таких уж заманчивых перспектив? А если там, наоборот, были травмы, инвалидность? Или, того хуже, смерть от несчастного случая?

Здесь надо сказать, что некоторые события в семьях предпочитают скрывать, замалчивать, словно их никогда и не было. О них просто никогда не говорят. Часто тайну хранит лишь один человек в семье. Это происходит оттого, что некоторые происшествия считаются позором для рода (преступление, тюрьма, незаконнорожденные дети, самоубийство, и т.д.). О других не вспоминают, потому что живы участники болезненных, травмирующих событий, – вот о них и молчат, чтобы не бередить старые раны (военные трагедии, изнасилования, геноцид и др.). Да и новая волна терактов во многих странах бывшего Союза не прибавляет оптимизма. Тем не менее, именно эти замалчиваемые события зачастую играют свою роль в формировании нашей сегодняшней жизни, личной и семейной. Они просто … повторяются. С нами. Может быть, найдётся способ – как этого избежать?

Задание для вас: Делаю жизнь – с кого?
Хотите выполнить микро-исследование трансгенерационных связей для себя? Предлагаю вам задание: вспомните, пожалуйста, кто из ваших родственников нравился вам в детстве больше всех? Вам очень хотелось походить на этого человека. Или вам в семье говорили: Ты у нас – копия Саша! Точно как мать! Вылитый Пал Палыч! – вспомнили? Его внешность? Главные черты характера? Профессия или хобби? Главная фраза, которую этот человек говорил, или повторял, а может, это было “послание без слов”. Основные проблемы, болезни, травмы. Сколько браков и разводов, и сколько детей. Все ли дети живы. Этот человек жив или уже умер? Причина и дата его смерти. Написали? Теперь можно приступать к анализу.

Давайте посмотрим на словесный портрет нашего родственника и ответим себе на такой вопрос: какие у нас с этим родственником одинаковые черты внешности? Например, мы – племянник и дядька. Что у нас общего: рост два метра, у обоих лысина, мы оба носим очки, и нас одинаково зовут! А теперь вопрос поважнее: а какие у нас с ним одинаковые жизненные события? Будьте внимательны к мелочам! Например: каждый из нас – старший сын в семье, мы оба закончили один и тот же институт, оба женились дважды, мы оба уехали жить за границу в 35 лет, нам обоим в 40 лет сделали операцию, у нас по три сына, разница в возрасте между сыновьями совпадает, и прочее.

Вы удивлены таким множеством совпадений? Да будет вам известно, что эти совпадения в значительной степени закономерны и исподтишка формируют нашу жизнь, хотя зачастую мы даже об этом и не догадываемся! Правда, иногда… Если этот родственник погиб в автомобильной катастрофе в возрасте, скажем, 45 лет, то и мы, по мере приближения собственного 45-летия, начинаем неосознанно тревожиться. Что-то внутри говорит: “Как бы и мне не пришлось повторять судьбу этого дяди! Надо спасаться!” В то же время голос “преданности семье” нашептывает: “Будь, как твой дядя, до конца! В нашей семье так было всегда! Ты должен умереть от той же причины при аналогичных обстоятельствах! В тот же день, в таком же возрасте!” Можно ли этого избежать? Если да, то что для этого делать? Об этом немного позже.

Снова скажу о личном опыте: впервые обнаружив такую тесную связь между поколениями своей семьи, я была буквально ошарашена и носилась со своим “открытием”! Литературы об этом было недостаточно, но мой интерес к проблеме всё это время не затихал. Моя генограмма постепенно пополнялась новыми открытиями, я выслушала множество рассказов от своих родственников: тут в одиночку не больно-то что и сделаешь. Через несколько лет, получив диплом бакалавра психологии и начав небольшую практику, я стала интересоваться различными новыми направлениями в практической психологии и наткнулась на книгу Анн Анселин Шутценбергер “Синдром предков”. Очень рекомендую всем: даже если вы не любите теорию, то почитайте хотя бы примеры, выборочно, чтобы тоже вдохновиться на дальнейший поиск истины в истории своей семьи.

А для чего нам искать эту истину, спросите вы, и будете правы: необходимо четко представлять себе цель терапии, если в таковой будет необходимость, а из цели вытекает и всё остальное, план действий, партнёры и средства. Каждый видит результат таких изысканий и терапии по-своему: кто-то хочет, чтобы его перестали считать странным за его старомодное хобби. Кому-то важно справиться со странными снами, с чувством общего дискомфорта по жизни, и вместо этого обрести покой. Кто-то боится погибнуть такой же смертью, как и его любимый родственник – раз вся жизнь до мелочей похожа, поневоле начинаешь опасаться и последнего трагического совпадения! Скажу самое основное: этих совпадений можно избежать. Это совершенно точно. А для этого их надо хорошенько изучить.

Генеалогическое древо вашего рода
Давайте построим схему поколений своего семейства. Возьмите лист побольше! Вы сами, ваши братья и сестры – основной ряд. Ваши дети – ряд внизу. Ваши родители и предки, сколько поколений вам известно, – рядами вверху, над вами. Мужчины обозначаются традиционно квадратиками, женщины кружочками. Рядом с ними пишем фамилии, имена, отчества, даты рождения и даты смерти. Брак обозначается горизонтальной линией с указанием даты свадьбы, развод – перечеркивает линию брака, и рядом указывается дата. Дети от каждого брака – тоже кружочки и квадратики – располагаются под линией, его обозначающей, от линии брака надо вниз провести сплошные черточки по количеству рожденных детей. Пунктиром с крестиком на конце следует обозначить нерождённых детей, с датой, а также указать на схеме умерших во младенчестве – с датами рождения и смерти. Эти даты особенно пригодятся при анализе судьбы тех людей, кто имеет трудности с зачатием и рождением детей.

Когда вся схема будет готова, посмотрите, пожалуйста, ещё раз на того родственника, чью судьбу вы в значительной мере повторяете. Например, вы – племянник, и вы старший сын в семье своих родителей. Вы замечаете, что ваша судьба повторяет жизненные коллизии вашего дяди со стороны матери, который был, скажем, старшим сыном в семье и в определенном возрасте попал в аварию на производстве, которая стала причиной его смерти. Посмотрите выше по схеме, по этой же ветке своего древа: может быть, есть сведения о его, то есть дядином, дяде по матери, который был также старшим сыном в семье и также попал в аварию? Либо это мог быть несчастный случай, связанный с техникой – не на производстве, так в армии, или на войне – особенно, если он был по профессии военным. Часто в цепи этих трагедий повторяются даты, а также возраст пострадавших.

Такую цепочку надо проследить до конца, до самого первого несчастного случая в роду, пока не доходим, например, до брака наших наиболее отдаленных известных нам предков, у которых старшим ребенком была дочь, а не сын, и такого несчастья с сыном-первенцем у них по определению быть не могло! Значит, мы выяснили отправной пункт, с которого началась цепочка несчастий в данной семье. Это уже кое-что! Теперь смотрим на свой собственный возраст: сколько лет мне остаётся до достижения возраста этого дяди, погибшего от несчастного случая? Обратим внимание на такие детали: работаем ли мы тоже на производстве? Как у нас вообще обстоят дела с техникой – любим или боимся? Водим ли машину, и т.д. То есть, насколько похожи или непохожи эти детали? Всё это шаги для предотвращения новых трагедий, поэтому будьте, пожалуйста, очень внимательны. Записывайте всё, что удастся выяснить, на отдельный листок.

Теперь необходимо установить точную дату, когда, в каком году и какого числа произошел последний несчастный случай в этой роковой цепи, так как такие события имеют тенденцию повторяться именно в эти же дни. Это так называемый синдром годовщины, который нам и необходимо преодолеть. Бывают даже двойные даты, двойные годовщины. (Подробнее см. у А. А. Шутценбергер, полное название книги: Синдром предков: трансгенерационные связи, семейные тайны, синдром годовщины, передача травм и практическое использование геносоциограммы). В некоторых случаях важна не только дата трагедии как таковая, но и то, если в этот день был значимый религиозный праздник, дата которого меняется из года в год, как, например, христианская Пасха, или у мусульман – праздник окончания рамадана. Такие мелочи тоже очень важны. Вернее, при составлении родословной нет мелочей. Чем больше деталей вспоминается, тем лучше.
Пока вы работаете над своим древом и выбранным родственником, я вам ещё один случай из практики расскажу, когда работа с использованием древа помогла нам в работе над темой бесплодия у одной замечательной молодой пары.

Быть иль не быть? Отцом…
Работая с клиентами в жанре обычной гештальт-терапии, я обнаружила один интересный факт. Молодой мужчина, обратившийся за помощью по поводу психосоматического расстройства, связанного с пищеварением, рассказал о своей семейной жизни. Его жена никак не могла забеременеть, хотя они живут вместе достаточно долго. Брак не оформляли. При ближайшем рассмотрении его семейных связей оказалось, что его отец погиб, сев в нетрезвом состоянии за руль, когда малышу было всего два года. Об этом в семье редко вспоминали, хотя и не скрывали правду от ребёнка, когда он немного подрос. Его мать и отец состояли в законном браке, который к моменту трагедии практически распался. Молодые жили в доме у тёщи, то есть, в семье матери нашего клиента, где поддерживалось такое мнение, что отец нужен лишь для того, чтобы дать имя ребенку, после этого надобность в нём отпадает. Но отец нашего знакомого любил свою жену и ребенка, и не мог смириться с разводом. Это привело его к выпивке и безвременной гибели в результате аварии. Дед молодого человека жив и поныне, а вот по боковой ветке – брат отца: у него та же судьба! Были проблемы в отношениях с женой, как результат – пьянка, и гибель в автомобильной аварии. Понятно, что наш молодой человек, сам того не осознавая, подсознательно старается избежать участи своего отца и двоюродного деда!

Посмотрим, какие детали отражают ход работы подсознательной защиты этого мужчины: во-первых, он не регистрирует брак. Во-вторых, он явно не старается обзавестись детьми (неявно – хотел бы, и мы далее это покажем). В-третьих, он живет с женой уже несколько лет в отдельной квартире, они никогда не жили у родителей. Кстати говоря, его тёща видит в мужчинах не только “имя для ребёнка”, она их ценит по-настоящему. В-четвертых, он выбирает себе абсолютно другую профессию, отличную от профессии отца. В-пятых, он выбирает себе жену, как будто случайно, которая имеет трудности с зачатием. Это, заметим, как раз то, что ему и надо, чтобы “спастись” от повторения трагической судьбы своего отца.

Да, он выбирает абсолютно другой вариант развития событий. Доказывает всеми силами своей судьбе: я – не мой отец! Я – не отец. Вчитайтесь в эти слова: вот поэтому он и не может никак стать отцом. Но … как всякому мужчине, ему хочется видеть продолжение рода. Одновременно его постоянно удерживает страх: “А вдруг родится ребенок, и когда ему будет два года, мне придется погибнуть, как мой отец?..” Кратко могу сказать, что его проблема (несварение желудка) имела психологические корни. Для работы была предложена метафора: кого или что ты не перевариваешь в жизни? Оказалось, жену. Сформулировал это так: “Меня от тебя тошнит. Я тебя не перевариваю за то, что ты не дала мне потомство”. Проговорив эти слова в кабинете психолога и выразив то чувство, которое не хотел бы говорить жене, он испытал огромное облегчение. Он стал осознавать, что не только жена виновата в отсутствии потомства, но и его страх. Слава Богу, к началу нашей терапии критический возраст клиента – так я называю возраст, в котором ушёл из жизни его отец – уже миновал. Мы уделили достаточно времени разбору всех тонкостей, всех чувств, связанных у него со сложившейся ситуацией. Я искренне надеюсь, что он, не без помощи психолога проработав свои скрытые страхи, теперь всё-таки станет отцом!

Помощь психолога
Когда “на берегу” выяснены все подробности, составлена генограмма (генеалогическое древо), надо бы всё это обсудить – хорошо бы с психологом. Проработать профессионально, в режиме групповой терапии или при индивидуальном консультировании/ терапии. Ни в коем случае не надо эти выясненные факты держать в себе: их, действительно, необходимо проговорить вслух, обсудить хотя бы с кем-то, кому вы доверяете. Если вам повезет попасть на специальную группу по работе именно с такими проблемами, знайте: вы – счастливчик! Смею предположить, как это может быть интересно и полезно. Хотя, если честно, так и слёз там будет предостаточно! Предлагаю вам прочесть вот эту статью о работе психодраматической группы психотерапевта Екатерины Михайловой, чтобы составить об этом собственное мнение.
http://vuz.aboutstudy.ru/cgi-bin/i_view.cgi?action=art&rubr=332&id1=0&id2=0&id_art=108035
Впрочем, если вам понравилась эта тема, вы сами прочитаете всё, что найдёте!

А если так случится, что вы не попали к специалисту? Тогда, что называется, помоги себе сам! Надо обязательно помнить дату, когда произошло печальное событие с нашим старшим родственником, на которого мы похожи, и поминать умершего человека накануне этой даты каждый год, особенно в год, когда вам стукнет столько же лет, как погибшему. Забвение или замалчивание в этом случае будет действовать против нас: оно позволяет дате несчастья (как в нашем примере – дядя и племянник) из глубин подсознания управлять нами, как бы подталкивая нас к аналогичному несчастному случаю! Закономерности того, как именно это происходит, замечательно описаны А. А. Шутценбергер. Поэтому уж раз в год, будьте добры, поминайте всех своих погибших родных, какой бы смертью они ни умерли. Забудьте о том, что чья-то смерть стала так называемым “позором” для вашего семейства. Попробуйте заменить эту мысль на более полезную: “Каждый человек нужен и важен в этой жизни. Без каждого мир неполон!” Этот человек в вашей семье был, он – частица вашего рода, строка вашей родословной, пусть не самая славная, но не надо отрицать, что этот человек жил. Кто знает – может, тем самым удастся избежать очередной травмы в вашем роду, и будет спасена хотя бы одна жизнь?.. Ваша?..

Подробнее об этом: http://pryahi.indeep.ru/psychology/shutzenberger_02.html
Instagram

Форум